Feb. 16th, 2014

В воскресенье 9 февраля Бенедикт Камбербэтч появился на первой конвенции фанатов Шерлока в Великобритании, проводимой Starfury Event . В мероприятии участвовали более 850 фанатов, съехавшихся со всего мира – увидеть любимых актеров и членов съемочной группы «Шерлока», включая Луизу Брили (Молли Хупер), Джонатана Ариса (Андерсон), Ларса Миккельсена (Магнуссен), Арвела Вин Джонса (сценограф) и Патрика Ваггета (ассистента, хотя ближе всего floor runner преводится ка «мальчик на побегушках» на съемочной площадке; c этой позиции начинали многие режиссеры и продюсеры). .
В воскресенье Бенедикт дал интервью организаторам и ответил на некоторые вопросы фанатов. Вот некоторые основные моменты того, что сказал Бенедикт:




За транскрипт огромное спасибо cumberbatchweb

За перевод спасибо [livejournal.com profile] de_marik



Про 12 лет рабства.
Я невероятно горд быть частью этого фильма. Я думаю, что это важно не только как часть исторического документа о реальных событиях, но как часть по-настоящему блестящего кино от Стива Маккуина и это было просто замечательно быть причастным этому.
Все, за что Стив Маккуин берется, отличается глубиной. Это историческая драма, но он учит нас человечности, как и все его фильмы, будь это история о хорошем человеке, ничего не делающем, когда он мог бы сделать что-то, или же о сексуальной зависимости (Стыд) или любом виде наркомании или же об ИРА (Голод) - все это было необыкновенно, так что я знал, присоединяясь к этой работе, что это будет очень серьезный очень важный фильм, как и другие его фильмы.
Рабство как предмет изучения, имеет огромную важность и универсально – его прежнему очень много, будь это в легкой промышленности (швейные цеха?), будь то долговое рабство, когда люди рождаются уже в рабстве и должны работать всю свою жизнь для погашения невозможных долгов и не имея каких-либо средств для себя или будь-то секс-индустрия и секс-торговля и бесчисленное множество других способов, которые не так очевидны, не так заметны, как историческое рабство.
Теперь поговорим о Форде. Это очень легко в 21 веке рассматривать его как очень плохого человека. Он противоречивый человек в том смысле, что он понимает, что он делает не так, и все же он не поступает исходя из этого понимания. С нашей точки зрения, это совершенно неправильно, но для своего времени, это был вполне нормальное поведение. Я не могу не быть ему судьей. Я думаю, что это неправильно - ничего не делать, когда у вас определенно есть совесть. Он религиозный человек. Его христианство учит, что все люди равны в глазах Бога, и все же он владеет человеческими существами, которые он рассматривает и покупает как крупный рогатый скот, а также как способ решения своих долгов. Он плохой бизнесмен и когда его поджимает в денежном вопросе, он продает Соломона, чтобы решить вопрос своего долга, и он продает его в самые неподходящие руки в лице персонажа Майкла Фассбендера, так что - плохой он человек?
Ну, нет такого понятия, как хороший рабовладелец, но он, конечно, не очень хороший человек. Он небезупречен, и я не думаю, что это просто чувствительность 21-го века. Но это сложная вещь. В книге, которая я думаю, это важно помнить, была отредактирована белым человеком и в предисловии в начале книги говорится: "Простим плохое изложение Соломону" и это почти интеллектуальный расизм. Он выставляет историю Соломона как нечто, что будет заведомо хуже версии белого человека, и я действительно осознал это, когда впервые прочитал ее. Это первое, что вы видите на страницах перед этой необыкновенной, невероятной правдивой историей человека, рассказанной им самим и да, я просто счел весьма очевидным то, что была очень сильная связь между Фордом и Соломоном. Он говорит об этом, я немного перефразирую это, это поразительно -" Если бы не факт отделения от моей семьи я бы с удовольствием работал на мистер Форда всю жизнь, такой он хороший христианин"
Я не говорю, что это только впечатление (белого) редактора, я считаю, что между героями было достигнуто взаимопонимание, но это понимание было сломано в одну минуту под нажимом трудной ситуации. Он знает, что то, что у него есть, стоит больше, чем просто раб. Он знает, что, продавая этого человека, он собирается оплатить свои долговые обязательства. Он знает, что он продает свободного человека, который был незаконно захвачен на севере и привез на юг. Да, не очень хороший человек по любому. Ни в коем случае . Противоречивый? Да. Чувствует ли он боль от этого? Я оставляю зрителям судить эти вещи, но я, конечно, не испытываю никакого сочувствия к нему. Ваши симпатии принадлежат Соломону, как и должно быть.
Я думаю, что Майкл (Фассбендер) делает чрезвычайно хорошо, что привносит в то, что по существу является варварским, жестоким, бесчувственным человеческим существом, трехмерную мощность, когда вы понимаете, что он не просто скотина, когда он так противоречив. Он глупый человек Он влюбился в то, что он должен ненавидеть, и в этом его конфликт. Это понимание того, почему он действует таким варварским способом и почему так мучительны отношения с женой, которая провоцирует его. Они все сложные характеры.
Чиветел (Эджиофор) и я были друзьями и раньше, и это была такая радость, работать с ним. Я изначально видел его только в моей части фильма, которая является небольшой. Я в одном из своих путешествий посмотрел (все), и это должна быть одной из самых по-настоящему замечательных ролей этого года – и, думаю, этого десятилетия Он имеет такую тонкость, такую нюансировку и каждый дюйм его участвует в каждом аспекте истории его персонажа и просто наблюдать этот опыт, как зритель – это было феноменально. Работать с ним было действительно вдохновляюще; в конце фильма вы видите человека с таким прощением и надеждой, человека, с которым обращались с такой общей жестокостью, бесчеловечностью, бесчувственным и отвратительным варварским способов, которые могли бы его сломать..
Там есть необыкновенный кадр, где его глаза слегка тускнеют, это после того, как он пытается бежать, после того, как он видел самосуд в лесу, камера просто показывает его глаза, и это момент развязки для зрителя - вы чувствуете, что он смотрит на вас. Это человек, который не имеет надежды, и это так правильно для всех, что все смотрят на него. Я думаю, что они снимали где-то на парковке в какой-то дурацкий час прямо в самом конце, когда они поняли, что они хотели в этот момент, и это весьма продумано бьет в фильме. У Чиветела такая глубокая душа. Он идеальный проводник для истории Соломона, я думаю, он сделал совершенно замечательную работу.

Когда вы впервые начали работать над Шерлоком, знали ли вы, что он будет таким хитом или это был сюрприз?
Я никогда не знал, что в конечном итоге получу такую Конвенцию, как эта, но я знал, что мы рисковали, потому что он очень культовый персонаж и я знал, что у нас будет некоторый успех, но истинный уровень успеха, который мы получили по всему миру это за пределами того, что мы когда-либо ожидали, и это необыкновенно и мы очень благодарны.

О том, как он получил роль Шерлока и пробовался ли он с Мартином Фрименом вместе.
У меня есть ощущение, что все в этой комнате знают ответ на эти вопросы . Мы прослушали много людей. Мартин вошел в комнату, и он мгновенно повысил мою игру, и я обратился к Стивену и сказал - «Вот, я думаю, что мы нашли нашего Уотсона». Я был единственным актером, который рассматривался для Холмса, я пришел, чтобы читать для них, и это прекрасно получилось, я заставил их немного смеяться, а затем мы начали искать нашего Уотсона. И да, это было совершенно необходимо, чтобы отношения между ними сложились, как это было в книгах. Необходимо передать каждую частицу радости, с которой этот человек (доктор) наблюдает за своим экстраординарным другом . Вот что мы читаем от первого лица об этом этого необыкновенном существе. Это невероятный, неприятный, рациональный, дерзкий, заносчивый, блестящий и необычный анти-герой в образе Холмса, так что да, отношения всегда будут находиться в центре в этой истории.

Star Trek и Хан
Это странно, потому что очень большую часть времени приходилось прибегать к уловкам, чтобы молчать, и не говорить никому, кого я играл. Я пытался дистанцироваться от мифологии немного, как с Шерлоком, как и с другими культовыми персонажами, которых я играл, чтобы попытаться найти некоторую личную правду в нем и строить то, что было отдельно от того, что было раньше, как от легендарного персонажа, так и легендарного исполнения. Я действительно получал удовольствие. Они дали мне создать достаточно сложный и интересный достаточно выпуклый персонаж, который был очень ... ну, супер человеком, я думаю. Все говорили, - он такой холодный, он такая машина. Ну не совсем. Он имеет эмоции, сверх-эмоции, к тому же. Он безумно зол, он очень расстроен он не может быть очень счастливым , но, может быть, такой образ мог бы быть использован для музыкальной версии – Хан мюзикл! Но это была абсолютная радость играть его, потому что даже при том, что это был один из стабильных культовых персонажей этой франшизы, мы чувствовали, что строим что-то новое с нуля, с полным благоговением перед тем, что было раньше, но мы можем быть разными. Хан может отличаться. Это была странная вещь . Потому что я был в тяжелом положении тайного сговора, но все это помогло в творческом процессе, а также для создания чего-то своего.

Какая особенность актерской игры, когда играешь биографического или культового персонажа?
Играть кого-то реального это очень своеобразный вызов, особенно если они еще живы и их история до сих пор продолжается и есть своего рода моральная сложность - участие в этом. И это было самой сложной частью в изображении многих персонажей Пятой власти. Если говорить о других персонажах, сложность в том, что люди ожидают от вас, своего Стивена Хокинга и даже Ван Гога. Я забыл все остальные сейчас, но я уверен, что зрители могут подсказать вам. Это совсем другая нагрузка, другая ответственность, это совсем другое удовольствие, но я предполагаю, есть некие параллели, в том смысле, что люди всегда думают, что знают героев, являются ли они культовыми вымышленными персонажами или же они являются реальными людьми со славой или культовым статусом. И потому да, вы должны немного более тщательно подходить к роли, но попытаться сделать что-то трехмерное, что имеет какую-то динамичность и универсальность, что объединяет их со всеми, как бы ни необычны они были, потому что они из плоти и крови. Так как они испытывают в жизни то же, что мы все переживаем, и это то, что Э. М. Форстер взял эпиграфом -"Only connect" (Форстер – классик 20 века английской литературы, по его произведениям снято много хороших фильмов, в том числе и не чужой нам Морис). Я думаю, что насколько важно для меня, получать стимул (и это тщеславный стимул) для попытки собраться и стать иным, чем я сам, настолько же действительно важно привнести себя в свою работу и этим связать образ, показать, что это все обо мне так же, как о моем персонаже. И поэтому для публики важно считывать то, что персонаж похож на них, и вы не можете просто работать в отрыве от того, что мы все являемся частью человеческого опыта. И это является способом очень бегло сказать "да, это довольно трудно". Процесс создания персонажа, который имеет богатую историю за неимением лучшего слова можно назвать трудным. Вы принимаетесь за работу, когда он уже отредактирован в определенной форме. Любой сценарий, который укладывается в 2 с половиной часа, не более истории этой жизни или части жизни, и никто действительно не заслуживает того, что многое будет сокращено. Таким образом, вы можете формировать персонаж, или привнести жизнь и плоть, отдавая должное сложности его жизни, и, в то же время, рассказывая историю. Так что это настоящий баланс между искусством создания кинематографического повествования и попыткой учитывать фактическую жизнь этого человека, и это является сложным и, Бог знает, делать это безупречно невозможно (Бенедикт употребляет слово imperfectible -не поддающееся совершенствованию) и особенно это касается случая, когда вы играете реальных людей. Только они могут быть сами собой просто...
Это очень отличается по сложности от создание персонажа с нуля,но я думаю, о его о формировании в такой же целостности, пытаясь дать трехмерность и в то же время пытаюсь сохранить связь с персонажами- прообразами. Так, очевидно, приходится проводить много исследований, когда дело доходит до людей, чьи образы вы пытаетесь исполнить. Многим для создания достоверного образа помогают приспособления в виде изменения голоса, прически, макияжа, все это может помочь (вплоть до того, что это может быть даже окраска волос).
Мне нравится другая сторона работы, мне нравится Джимми Стюарт... Кто-то сделал мне огромный комплимент сегодня и сравнил меня с Джимми Стюартом , который я думаю, был прекрасным и очень далек от того, как обычно я обычно описывают меня. Как характерный актер Джимми был версией себя во многом, каким был и Кэри Грант и я думаю, что это столь же глубокое мастерство. Я имел счастье работать с Джорджем Клуни в прошлом году и я думаю, что он работает необыкновенно... Нет, он изменяется, он характерный актер, но в некоторых ролях, где он является версией себя, будь это его «Майкл Клейтон» или «Сириана» или «О брат, где же ты?» или в «Гравитации» - он очень узнаваем как человек и в то же время это разные люди каждый раз, и я думаю, что это столь же глубокое, искусство, как и Оливье со сложным гримом и накладным носом, или хорошо известные своим способом вживания актеры, такие как как Том Харди или Дэниел Дэй Льюис или Кристиан Бэйл. И вы должны сохранить что-то от себя, чтобы иметь связь, а также иногда образ может смущать и потрясать вас своей гениальностью, но вы чувствуете себя отключенным от персонажа, потому что вы больше увлечены игрой, а не чувствуете историю… так что это всегда трудный баланс и это очень большая работа для обоих методов приближения к роли, являются ли они реальными или вымышленными.

Что является вашей любимой медиа-средой - телевидение, театр, кино?
Скажите ему ответ. Что является моим любимым? (Аудитория кричит "Все они") Я всеяден в выборе. Я всеяден в выборе любимых книг, цветов, одежды, поездок, друзей . Я представляю много людей, хорошо, несколько, а не одного человека, как моего лучшего друга, поэтому я не делаю этого (выбора). Я не делаю этого. Я чувствую, что по-настоящему они подпитывают друг друга - не мои лучшие друзья – а разные медиа, в которых я работаю, я не могу делать что то одно без другого. Я люблю радио, я люблю голосовую работу, я люблю озвучание, я люблю анимацию, я люблю работу в кино, телевидение или театр, так что я не могу их разделить. Все они проявляются в той или иной форме.

А совсем недавно вы делали захват движения?
Это было очень весело. Потому что ты свободен. Ты находишься в комнате, не такой роскошной, как эта, но у тебя есть ковер и стены. Это не съемочная площадка, это не место действия, вы не в костюме, вы даже не работаете с другими актерами, вы целиком и полностью эгоистично свободны делать все, черт возьми, что вы хотите, и ты как ребенок в спальне, снова вообраешь весь мир, так что это было гениально. Я не делал этого в течение долгого времени, и еще это - был необычный персонаж, так что я был в абсолютном восторге, делая это. Это было действительно весело.

О Франкенштейне и разных Шерлоках.
Я действительно искренне любил играть обе роли. Я думаю, что Джонни считал роль доктора сложнее (тут я не уверена – может, играл его жестче? Или считал таким его, персонаж), но он любил их обоих, и мне обе роли доставляли удовольствие, но, очевидно, для нас обоих задача играть Создание было чем-то большим, чем обмен ролями.

Вы и Джонни Ли Миллер сравнивали своих Шерлоков?
Нет! Нет, я имею в виду Роберта, и я говорил об этом. Я встретился с Робертом Дауни-младшим в Лос-Анджелесе чисто случайно (фотографии были повсеместно). Были ли они? Я мог бы ожидать Джонни, чтобы изобразить "Woo" (мимикой изображает эпическую фотобомбу), но он был, вероятно, в Нью-Йорке, снимаясь в Элементари. Я не сверялся (обменивался впечатлениями) с Джонни . Он был так уважителен (деликатен) в этом вопросе... Я имею в виду, он много говорил со мной, спрашивал "Должен ли я делать это? Что ты чувствуешь по этому поводу?" Он хотел знать, каковы были мои чувства. У нас был долгий разговор об этом, но это было больше о том, как два актера делают один и тот же персонаж, а не как сделать тот же характер и также с нами было на сцене, мы выглядели очень разными в обеих частях и именно поэтому я думаю, оба варианта Франкенштейна получились... Мы не копировали друг друга. Мы были вдохновлены друг другом, но мы не копировали друг друга , и я думаю, то же самое с этим, как я уже говорил раньше - есть трое нас на сегодняшний день играющих эту роль, и мы знаем, что было до нас (например, в великие 70-е), так что это наиболее экранизируемый вымышленный персонаж всех времен, так что вы не можете быть собственником образа. Вы просто должны быть великодушны и с тем успехом, что мы имели с нашей версией, разве я должен беспокоиться? Я люблю его.

(Модератор спрашивает зрителей, откуда они прилетели на конвенцию. Называют Францию, Германию, Японию и Шанхай)

Это удивительно. Я думаю, без ложной скромности, что это самый необычный характер, персонаж, это самый необычный объем работы, который уже является глобальным явлением на протяжении нескольких лет. Вся самая тяжелая часть задачи была сделана Конан Дойлем в оригинальных рассказах, и мы просто приукрасили ее нашим воображением. Спасибо блестящему воображению Моффата, Гэтисса и Томпсона. Но это по-прежнему восхищает нас. Цифры просмотра, которые мы получили в Китае, запросы, дошедшие до нашего премьер-министр, чтобы делать больше Шерлок "Торговые сделки, права человека? Нет, пусть просто будет большее эпизодов Шерлока". Эти серии переведены во всем мире, и это интересно, потому что я встречаюсь с друзьями повсеместно во всем мире, и они говорят " это прекрасно, не будучи признанным". Его феноменальная слава растет в геометрической прогрессии. Это передается из уст в уста. Мы любим PBS, мы любим Мастерпис, но это не результат "огромных рекламных щитов повсюду в Америке", не это стало платформой для успеха. Сериал не получил много рекламы или презентаций, но его известность росла и росла и росла, потому что его поклонники сначала были в Интернете в Америке, а затем присоединились телезрители, а затем работники отрасли, а затем информация передавалась из уст в уста, и затем он стал культовой вещью, я предполагаю. И это экстраординарно. Это очень редко бывает. Есть и другие вещи, которые являются культовыми, но довольно редко случается, чтобы аудитория их продолжала расти, как это произошло с нами, и это очень интересно.

Чувствуете ли вы, что в третьем сезоне Лондон почти стал персонажем?
Я думаю, что так было всегда. Я думаю, что это своего рода живой организм с венами, по которым течет поток зла через подземные сети, со своего рода капиллярной сетью, или легкими. Это становилось все более органичной (органической) частью шоу. Становилось его телом. Мы уходили в подземку, и мы поднимались высоко на здания и разрушали здания и бегали по улицам и снимали много ночью. Ночь принадлежит Шерлоку. Я действительно чувствовал это, когда бегал по городу, ездил в такси или на моем мотоцикле или в метро в ночное время. Это очень ночной город в нашем шоу, и с нашим персонажем так что это здорово. Это место было моим домом в течение всей моей жизни, и это всегда будет так, как и то, что это сердце истории, которая разворачивается в викторианском Лондоне и каждая частица тумана, каждый двухколесный экипаж, каждый Бобби, каждая часть жуткого силуэта в газовом освещении, каждое знаковое местоположение, как то свалка или гараж или убежище или ужасно сырой погреб, все эти своего рода уязвимые места в нем, и я думаю, что мы дали этому вторую жизнь, современный смысл и я думаю, что это работает. Он просто работает, потому что это по-прежнему брак (союз) с городом, с самим городским пейзажем, идеальный брак между старым и новым. Вот что довольно необычно об этом. Вы окружены тысячами лет истории, а также тем, что вам втюхали в мгновение ока на прошлой неделе. Как Осколок (Shard - это лондонский небоскреб в виде острой пирамиды). Нет, я шучу.

Вы придерживаетесь текста Моффата и Гэтисса или вы возвращаетесь к книгам Артура Конан Дойла?
Книги. Я всегда начинаю с книг. Всегда. Они были основой многих экранизаций, в которых я работал, и мне повезло, потому что это были наиболее блестящие авторы. И особенно в случае сэра Артура Конан Дойла, так как повествование ведется от первого лица, и мой персонаж находится под наблюдением, описывается с точки зрения врача, и вы не могли бы просить лучшего компаньона, который проведет вас через различные странности персонажа и станет свидетелем исключительности Холмса. Так что я всегда подмечаю вещи, которые я не видел при первом чтении. Я всегда стараюсь включить новые моменты, я должен пройти долгий путь, и у меня есть намного больше, чтобы привнести то, что Дойл написал, в этот персонаж и в то же время вы знаете, Марк и Стивен являются к лучшими фанатами (Дойла), таким образом, нет в действительно ни одного камня, который они не перевернули бы и не заглянули бы туда в поисках богатств и весьма успешно, я думаю.
Но даже в этом, даже в пределах этого мира есть и другие элементы, такие как наша импровизация или наличие другого пива или определенный тип изображения дедукции или изменение определенного момента в сцене или это могут быть очень простые вещи, или это может быть тушение костра. Вы можете прийти на съемочную площадку и обнаружить, что кто-то левша и вы посмотрите вокруг, а все подготовлено для правшей, и вы думаете хорошо, конечно, если бы я был левшой я бы оставил свою кружку на той стороне у дивана, безусловно, вот где должен быть стол, и были ли переключатели установлены влево или вправо... И это просто небольшие детали, которые вы знаете. Какие-то вещи, как "Blud" это было мое. Я не могу вспомнить, что еще, я не помню, Ах, да - "Sorry about my…thing", когда я был пьян . Мы много импровизировали в тех пьяных сценах и это было большое удовольствие. Это было действительно весело.

Просили ли Вы или Мартин когда-либо адаптировать какую-либо конкретную историю?
The Great Sausage Dog Story. Нет , нет, нет. Мы говорили только траектории. Мы говорили о том, как мы хотим, чтобы персонажи развивались, но нет, мы на самом деле не шутим с этим, я думаю, что у Марка и Стивена долгая игра так что это к ним.

О Шерлоке.
Увидим ли мы еще новые сезоны этого шоу?
Не-а. Это все. К сожалению. (Он определенно шутит)

Вы когда-нибудь оглядывались на первые серии и думали, что хотели бы сделать это по-другому?
Я не смотрел первую серию с тех пор как это было по телеку. Нет, я не пересматривал ее с, не помню, может быть, пересматривал перед каким-то Q&А. Я действительно не видел его в течение долгого долгого времени. Второй я пересмотрел прежде, чем мы начали делать третий. Я всегда осознаю, что все должно развиваться, и я думаю, что действительно важно, если есть следующий сезон. Это то, к чему я отношусь настороженно, как бы научно, оценивая смотреть на то, что вы делали раньше. Я делаю так совсем немного. Это странно, но в этом сезоне было гораздо легче вернуться и я чувствовал себя намного более комфортно. Надеюсь, не слишком комфортно. Второй сезон был странным. Мы смотрели друг на друга через этот стол в... (смотрит на Aрвела для подтверждения того, где они снимали ) Cowbridge. Мы снимали в Cowbridge и это был через год, может быть, полтора, и я смотрел на Мартина на другом конце (стола) и думал "О, да, ты был довольно хорош в том, что я наблюдал летом прошлого года. Да, и я там был. Черт, что я тут делаю?" И, очевидно, я действительно не знал, где наше место во всем этом. И это было очень странно. Это было странно. Мне казалось, что мышечной памяти нет, но на этот раз не было так странно. Все было очень хорошо знакомым, и это было хорошее место для начала, и чувствовалось, что мы могли бы продвинуть его немного дальше. Это было весело.

Опыт игры Шерлока с его Mind palace повлиял на вашу собственную память?
Э-э .... какой был вопрос? Шутка. Когда я делаю это - да, когда не делаю - нет. Я имею в виду, что мне постоянно приходится запоминать множество вещей, хотя не совсем в том же объеме и темпе, как с Шерлоком, так что да, это немного наподобие того, как решать кроссворд или смотреть действительно хороший фильм или телешоу (или любой другой род искусства) - вы просто чувствуете, как немного растете и это здорово, и вы чувствуете, что ваша способность сделать это улучшается. Это как любой вид практики. Это интересно. Это не всегда работает. Были ночные съемки иногда, где у меня совсем не было сна, и я должен делать массивную дедукцию и мой мозг просто выключался, что было очень неприятно для всех вокруг. Но это действительно становится немного легче. Я действительно должен иногда уединиться в тихом уголке, например я должен был отделиться от всех остальных, когда мы делали свадебный материал, потому что это было действительно трудно. И мы делали это в течение 5 дней,так что все это, порезанное потом на куски, я делал как цельную сцену, как монолог на глазах у всех. Так что я бегал на гране безумия, в один момент, когда у меня воображаемый разговор с Майкрофтом в голове, я пытаюсь определить, какие из женщин это могут быть и что связывает с этими женщинами, и я бью себе по лицу, что на самом деле не помогает, а затем пытаюсь обыграть все элементы комнаты, при этом принимая во внимание технические требования съемок и все остальное. Так, чтобы был реальный марафон, и это было особенно тяжело, отделиться с частью работы от всего остального. Но мне это нравилось. Я действительно наслаждаться этим, и у меня была такая хорошая поддержка. Это была большая группа статистов и актеров эпизода, а также новичков , которые были в свадебном эпизоде. Это была прекрасная вещь, и к концу недели у меня была замечательная выпивка со всеми из них. Но я действительно, действительно чувствовал поддержку.
Но это хороший вопрос. Я определенно выигрываю от этого, я думаю, что каждый выиграет как при любой тренировке памяти. У меня нет Mind palace, но у меня есть ассоциативная память У меня есть вещи, которые используются, чтобы просто связать в памяти какую-либо ассоциацию. Иногда это базируется на физическом уровне - где я нахожусь, что я делаю и почему я делаю то, что я делаю, все это становится яснее, когда вы на самом деле используете конкретные детали в сцене. Самая трудная вещь на телевидении – учить все в сухую.. Вы не имеете контекста, пока вы не встретитесь на съемочной площадке с другими актерами и не начнете делать какие-то вещи перед камерой и настроится на это без контекста трудно. Это не похоже на спектакль, где вы запускаете ассоциативную память в очень специфическом контексте, и это всегда течение, оно меняется, но есть определенные параметры, которые постоянны, поэтому они являются сигналами, Есть входы и выходы, есть сценическое движение и вы репетируете это до опупения. Так ваша ассоциация, ваше понимание этого очень связаны со всеми видами других вещей, которые становятся почти ... вы действительно не понимаете, они собираются в подсознании. Я стою здесь, глядя в левый угол, и это означает, что я собираюсь сказать "Черт, идите в …опу", я оборачиваюсь здесь и что означает «О привет, как ты, я не видел как ты подошел". А с телевидением вы должны зафиксировать только то, что происходит в этот день. Значит, Mind palace? Да в известной степени. Вы делаете что-то в качестве интеллектуального процесса, используя какие-то крючки, но я только что перечитал это снова и снова. Я пишу это снова и снова, и я стараюсь распечатать его на различных цветных страницах сценария. Белый и черный не особенно хороши для памяти, по-видимому, поскольку это слишком замылено для глаз и ума. Жаль, что я не знал этого для первых двух серий. Какие другие трюки я пробовал? Да всего лишь ассоциации со словами и я не могу вспомнить, какие другие уловки я использовал...

Как вы думаете, Шерлок наиболее опасен, когда он наиболее уязвим?
Очень хороший вопрос. Я думаю, что да как любой из нас, я полностью согласен, что это так. Он побежден в третьей серии, Магнуссен переиграл его, поэтому он должен прибегать к насилию. Это слабость. Это не победа за счет ловкости и мастерства. Издевательство становится конечной точкой . А все угрозы снимаются смертью противника. Это не что иное, как жестокость. Так что да, я согласен, это хорошая точка. Он наиболее опасен, когда он уязвим и это может быть связано с его пристрастием или любого рода одержимостью, которая у него есть.

Модератор пытается довести разговор к концу и Бенедикта настаивает на блиц раунде.

Каким было ваше лучшее и ваше худшее прослушивание?
Худшее – у Тревора Нанна – я назвал его Адрианом Ноблом и ушел. Лучшее, вероятно, у Дэнни Бойла. Я едва не потерял сознание и едва не кончил, и они такие... (изображает мимикой шок).

Как ваш подход к игре Шерлока изменился после прихода Мартина?
Я стал лучше. Далее.

Трудно ли было принести собственные краски в образ Шерлока, которого играли так много раз?
Жизненно важно, и поэтому трудно, но абсолютно необходимо.

Верите ли вы, что изречение «никогда не работайте с животными и детьми» верно?
Нет, мне это нравится. Я люблю лошадей. Я также люблю детей. Этот мальчик, который был в третьем эпизоде, был восхитителен (я думаю, что он имеет в виду Знак трех, если он не имел в виду Луи Моффата))

Кто вас вдохновлял в качестве актера, когда вы росли?
О, Боже много много много . Вся Эквити (профсоюз актеров Великобритании). Мой отец в частности, и моя мать. Много, очень много актеров. Стивен Диллэйн, Марк Рилэнс, Саймон Рассел Бил, Майкл Гэмбон, Джонни Ли Миллер, и я не просто так говорю о нем, он был в спектакле под названием Четыре ночи в Knaresborough (кстати, режиссером был Пол МакГиган), который был удивительным. Кен Стотт. Я все еще расту. С каждым из них.

Каково было работать с родителями?
Удивительно, замечательно, я хочу сделать это снова.

Что по вашему мнению характеризует эффективную экранизацию литературного текста?
Эффективной литературной адаптацией является та, которой удается концентрированно передать красоту романа ... ( Бенедикт начал говорить с реактивной скоростью) и способностью актеров углубляться и исследовать и иметь возможность показать мыслительные процессы и подтекст а не говорить напрямую, что они чувствуют, и не делать то, что они чувствуют, напрямую, но на самом деле сделать что-то еще и рассказать зрителям, что они чувствуют что-то еще - сэр Том Стоппард Конец парада..

Почему Андерсон в его Mind palace?
Это просто образное представление. Я не думаю, что это многое говорит о его отношении к этому человеку. Это всего лишь часть того, что он делает. Его ассоциативная память. Как страх - это Мориарти. Это страх. Это не то, что Мориарти постоянно играет в его голове. Или это то?

Есть персонажи, которых вы играли и которые меняли вас?
Хорошие и плохие вещи случаются. Я теряю терпение, когда я играю Шерлока, как моя мама постоянно указывает мне. Я влюбился в Кристофера Tитженса. Я хотел бы быть лучшим человеком из-за него. Я постоянно вдохновляюсь персонажами, я даже меняюсь физически. Мне очень понравилось работать и быть крупным для Хана. О, на чем я остановился? Ты узнаешь много, ты узнаешь чертовски много. Ван Гог, Джозеф Хукер, Стивен Хокинг, Шерлок Холмс, довольно умные, очень своеобразные, талантливые и своего рода экстремальные люди и характеры, так что да, когда вы играете, вы узнаете чертовски много. Это одна из лучших вещей в том, чтобы быть актером, это дальнейшее образование, это предлог для продолжения обучения. И это мы только скользим по поверхности. Это всего лишь представление о глубине этих образов или выдающихся людей. Я имею в виду, что я не могу играть на пианино очень хорошо, я не могу играть на скрипке вообще, я не могу создать компьютерную программу, я не могу рисовать, как Ван Гог, я не могу представить себе космоса в моей голове подобно Стивену Хокингу; но пытаться подойти к ним близко и почитать их талант, это настоящий подарок каждый раз, когда я получаю возможность играть этих неординарных людей.

Вы уже начали подготовку к Гамлету и какие другие роли в театре вы бы хотели играть?
Я начал готовиться к Гамлету, когда мне было 17 лет. Возможно, до этого. Когда мне было 17, меня просили в школе играть его, и я не стал. Я не был готов; (далее возможно две трактовки - он говорит в настоящем и прошедшем времени и я не знаю - хочет он выйти на новый уровень или тогда он хотел получить аттестат и не свихнуться?) я хочу выйти на новый уровень, я не хочу заболеть, и пусть на это уйдет вся жизнь, как я говорил с Линдси (Тернер - режиссер Гамлета) в течение последних трех месяцев... разговоры, разговоры, и это очень глубокая подготовка. Каков был другой вопрос?

Театральные роли мечты?
Джон Проктор (The Crucible). Я хотел бы играть его. Ричард III. Этого достаточно для вас. Гамлет - главное для меня на данный момент. О, а также мой персонаж в Кровавой горе, а также мой герой в Затерянном городе Z и что-то еще, что может быть между этим и Гамлетом, о чем я не могу говорить о сейчас... Это не Звездные войны нет.
Спасибо всем большое, что пришли! Спасибо.


фото с конвента можно посмотреть здесь

Profile

talalyla

March 2014

S M T W T F S
       1
2 3 45 6 78
9 10 11 12131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:31 am
Powered by Dreamwidth Studios